Диагностика репродуктивных нарушений.

Манифестация СПЯ (синдрома поликистозных яичников) в большинс­тве случаев происходит в пу­бертатный период. Нередко уже особенности течения пубертат­ного периода свидетельствуют о высокой вероятности формиро­вания СПЯ: признаками, на кото­рые необходимо обратить вни­мание, являются раннее пубархе, неправильное прохождение ста­дий пубертатного периода (на­рушение последовательности стадий полового развития) и значительное увеличение мас­сы тела в период полового со­зревани, что напоминает такое явление, как «отслойка плаценты симптомы». Клиническую оценку полового развития проводят со­гласно классификации Таннера, в которой 1-я стадия соответс­твует допубертатному уровню, а 5-я стадия — половозрелому субъекту.

Отсутствие овуляторной функ­ции (ановуляция) чаще прояв­ляется в качестве олигоменореи (менее 9 менструальных циклов в год) или аменореи. В большинстве случаев типичные симптомы СПЯ (нарушение менструальной функции и андрогенная дермопатия) не привлекают внимания врачей, работающих с девочка­ми-подростками, — они нередко считают ранние проявления СПЯ признаками полового со­зревания. Сходство клинической картины гиперандрогении с фи­зиологическими изменениями приводит к поздней диагностике СПЯ. Регулярные менструации и менструальный цикл продол­жительностью 21-35 дней — на­дежное свидетельство высокой вероятности овуляции: у 80% женщин с регулярным менстру­альным циклом имеется овуляторный цикл. Продолжитель­ность ановуляторных циклов существенно варьирует у одной и той же женщины. Длительные периоды ановуляции могут сме­няться редкими овуляторными циклами, поэтому при обсужде­нии диагностических критериев СПЯ было введено понятие «олигоовуляция».

Оценку массы тела и ее соот­ветствие возрастным рамкам у детей старше 2 лет и подрост­ков проводят на основании ИМТ (вместо ранее применявшегося соотношения роста и массы тела и определения числа стандар­тных отклонений) с помощью стандартных шкал. ИМТ рассчитывают по стандартной формуле:

ИМТ = масса тела (кг)/рост²(м)

Очевидно, ни один из вышеперечисленных симптомов не является специфичным для СПЯ. По данным популяционных исследований женщин репродуктивного возраста, олиго- и аменорея (менее 9 менструальных циклов в год) наблюдаются у 12,2-22,8% женщин, а диагноз СПЯ в результате полноценного обследования верифициру­ется только у 4-6,8% женщин.

В таблице приведен анализ чувс­твительности и специфичности типичных симптомов СПЯ: кли­нические проявления обладают относительно высокой диагнос­тической специфичностью, но их чувствительность слишком низка 33-65%. Чувствительность — доля женщин с СПЯ (в %), у ко­торых имеется данный симптом, специфичность — доля женщин без СПЯ (в %), у которых этот симптом отсутствует.

Соотношение чувствительности и специфичности симптомов, позволяет сделать вывод, что в отсутствие опи­санных симптомов диагноз СПЯ маловероятен. В то же время на­личие описываемых симптомов при дальнейшем диагностичес­ком поиске с небольшой веро­ятностью будет соответствовать СПЯ, и в итоге диагноз СПЯ мо­жет быть отвергнут. У женщин без нарушений менструальной функции и гирсутизма дальней­шее обследование с целью поис­ка СПЯ необходимо прекратить из-за отсутствия смысла: нор­мальная менструальная функ­ция, отсутствие гирсутизма, акне и бесплодия эффективно позво­ляют исключить СПЯ. Другими словами, отсутствие симпто­мов имеет большее значение, чем их наличие.

Наличие клинических симп­томов может быть основой для дальнейшего диагностического поиска. При изолиро­ванных нарушениях менстру­альной функции, без гирсутизма необходимо продолжить обсле­дование для исключения дру­гих эндокринных нарушений (наиболее часто — первичный гипотиреоз и гиперпролактинемический гипогонадизм). При наличии гирсутизма (более 12 баллов по шкале Ферримана-Голвея) у 65-75% обследованных может быть выявлен СПЯ. Веро­ятность СПЯ максимальна при сочетании нарушений менстру­альной функции и гирсутизма. Доля больных с СПЯ в данной фенотипической группе дости­гает 85%.

Отдельное место занимает вопрос  об ановуляторном бесплодии при нормальном менструальном цикле – фактически данное состояние может быть расценено, как СПЯ. Данный феномен со­ставляет до 3,7% в структуре ановуляторного бесплодия, что нередко соотносится с таким явлением, как предлежание плаценты.

Распространенность избыточ­ной массы тела среди больных с СПЯ такая же, как в популяции (почти 24%), однако доля жен­щин с ожирением (42%) сущес­твенно преобладает среди боль­ных с СПЯ (по сравнению с 32% в популяции США и Греции). В России и Испании доля боль­ных с СПЯ и ожирением заметно ниже (23% и 10%). Распростра­ненность ожирения при СПЯ зависит от этнической прина­длежности, и по существу ожи­рение не может расцениваться в качестве универсального симп­тома СПЯ.

Ожирение — самосто­ятельный фактор, потенцирую­щий нарушения менструальной функции: доля больных с нару­шениями репродуктивной фун­кции возрастает с увеличением массы тела.

Клинические признаки гирсутизма или любого иного изоли­рованного симптома довольно распространены в популяции. Какой-либо четкий признак, ха­рактерный исключительно для СПЯ, отсутствует. Выраженность симптомов может заметно варь­ировать, зависеть от расы, воз­раста и степени ожирения.

Низкая диагностическая значимость не позволяет использовать ни один из вышеперечисленных сим­птомов в качестве единс­твенного диагностическо­го критерия. Диагностика СПЯ должна проводится на основании данных кли­нической картины, инс­трументальных (УЗИ) и лабораторных исследова­ний.

Голосуй звездами за статью!
ПлохоТак себеНормальноХорошоОтлично! (Еще никто не голосовал)
Диагностика репродуктивных нарушений. фото Загрузка...

Оставь свой комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.